новости об экологии

Прекратить рубку старовозрастных лесов в богатой углеродом «жемчужине» лесов

новости об экологи

Национальный лес Тонгасс в американском штате Аляска — особое место для биолога по охране природы Доминика ДеллаСала, даже после десятилетий путешествий по миру для изучения тропических лесов умеренной зоны.

«Деревья огромны», — сказал Mongabay ДеллаСала, главный научный сотрудник проекта Всемирного наследия Института островов Земли. «Это все равно, что находиться в соборе. Это удивительное место».

Желтый кедр (Callitropsis nootkatensis), горный болиголов (Tsuga mertensiana) и ель ситка (Picea sitchensis) — вот лишь некоторые из видов деревьев, которые могут расти сотни лет и которые создают богатый и долговечный ландшафт Тонгасса. Ель Ситка — самая крупная ель в мире, в подростковом возрасте она может прибавлять по полтора метра (5 футов) в год на пути к высоте почти 100 м (330 футов).

По словам ДеллаСала, когда идешь среди гигантов, бриофиты и лишайники устилают лесную подстилку, а земля под ногами пористая. Национальный лес Тонгасс занимает 67 000 квадратных километров (около 26 000 квадратных миль) на юго-востоке Аляски. Около 60% его площади занимают леса, большая часть которых — старовозрастные. Здесь также находится 12% тропических лесов умеренного пояса в мире.

«Такого не увидишь в большинстве мест на планете, не говоря уже о системе тропических лесов умеренного пояса», — сказал ДеллаСала. «Она настолько уникальна в глобальном масштабе».

ДеллаСала и его коллеги недавно опубликовали исследование, в котором говорится, что леса Тонгасс содержат примерно пятую часть всего углерода в системе национальных лесов США. Это эквивалентно 1,5 раза всем выбросам парниковых газов в США в 2019 году.

Относительно нетронутый Тонгасс давно известен зверинцем харизматичной дикой природы Северной Америки, которая здесь обитает. Черные медведи (Ursus americanus), ситкинские чернохвостые олени (Odocolieus hemionus sitkensis), долгое время являвшиеся основным источником пищи для коренных народов региона, и находящаяся под угрозой исчезновения морская птица — мраморный пыжик (Brachyramphus marmoratus) — все они называют Тонгасс своим домом.

Реки и ручьи Тонгасса также питают энергичные потоки шести видов лосося и форели, привлекающие лысых орлов (Haliaeetus leucocephalus) и бурых медведей (U. arctos) в беспрецедентных количествах. Эти водоемы также поддерживают продуктивную рыбную промышленность региона.

В 2006 году группа исследователей подсчитала, что углерод, содержащийся в лесах Тонгасса, составляет 8% от всего углерода, содержащегося во всех лесах США за пределами Аляски и Гавайских островов.

Более десяти лет спустя ДеллаСала и его коллеги из Центра климатических исследований Вудвелла в Фалмуте, штат Массачусетс, решили пересчитать содержание углерода в Тонгассе. Они использовали данные о древесном покрове, а также карты продуктивных лесов, бездорожных территорий и землепользования в национальном лесу. Они также изучили исторические записи о заготовке древесины, чтобы понять, как интенсивная вырубка леса в начале 20 века могла повлиять на запасы углерода. Результатом стала последняя статья в журнале Land.

Они обнаружили, что в Тонгассе содержится 2,7 миллиарда метрических тонн углерода, что очень близко к тому, что было рассчитано исследователями в исследовании 2006 года.

По словам ДеллаСала, этим новым исследованием они хотели подчеркнуть, насколько важен Тонгасс для системы национальных лесов, которая находится в ведении Министерства сельского хозяйства США. Проведенный группой анализ показал, что 20% углерода системы связано с богатыми почвами, растительностью и особенно деревьями Тонгасса. В то же время, на них приходится всего 9% площади суши системы.

Более того, плотность углерода, хранящегося в лесу, просто огромна, достигая в некоторых местах более 800 метрических тонн на гектар.

«В мире найдется немного мест, которые могут превзойти Тонгасс», — говорит ДеллаСала.

Но сегодня Тонгасс находится в центре затянувшегося на десятилетия спора о том, следует ли защищать его старовозрастные леса от вырубки и дорог. В 2001 году тогдашний президент Билл Клинтон подписал закон о Национальном правиле сохранения лесов без дорог. В него были включены обширные участки беспрерывной дикой природы в Тонгассе. Но с тех пор защита бездорожных территорий в Тонгассе неоднократно оспаривалась в судах. Президенты-республиканцы Джордж Буш-младший и Дональд Трамп использовали исполнительные указы для отмены этих мер защиты, утверждая, что леса важны для обеспечения древесины и рабочих мест в промышленности, которые связаны с этим.

Несмотря на трудности, сегодня более 36 000 км2 (14 000 миль2) Тонгасса вообще не имеют дорог. Это составляет 16% бездорожных территорий в стране, — сказал ДеллаСала, — что является огромной величиной».

В прошлом году администрация президента Джо Байдена дала понять, что хочет закрепить в законе меры защиты бездорожья в Тонгассе, чтобы они не могли быть отменены, даже если к власти придет президент, менее настроенный на сохранение природы.

«Восстановление бездорожья на Тонгассе способствует развитию экономической, экологической и культурной устойчивости на юго-востоке Аляски с учетом мнения местных жителей», — заявил министр сельского хозяйства Том Вилсак в заявлении от ноября 2021 года.

По словам ДеллаСала, в тропических лесах умеренной зоны, таких как Тонгасс, дороги часто означают увеличение объемов лесозаготовок и, возможно, добычи полезных ископаемых на ранее нетронутых территориях. Другие исследования показывают, что строительство дороги может нанести вред растительному и животному миру, нарушить течение и качество воды и подорвать связывание углерода на расстоянии до 1 км (0,6 мили) с каждой стороны дороги.

Усилия администрации Байдена вызвали гнев сторонников лесозаготовительной промышленности Аляски.

«Это разочаровывающее решение, которое повлияет не только на лесозаготовки, но и на широкий спектр отраслей Юго-Восточной Аляски — туризм, отдых, добычу полезных ископаемых, развитие энергетики и транспорта — поэтому мы будем бороться с ним», — заявила в ноябре Лиза Мурковски, сенатор-республиканец, представляющая Аляску. «В этом нет необходимости, учитывая уровень защиты, который уже существует для Тонгасса».

Но многие защитники природы и ученые с этим не согласны. Еще больше усугубляет положение сторонников промышленности то, что администрация Байдена также рассматривает возможность введения запрета на коммерческую вырубку старовозрастных лесов Тонгасс.

Это важно, потому что предыдущие исследования показывают, что эти леса не так сильно пострадают от изменения климата, как леса, расположенные дальше вглубь континента, сказал ДеллаСала. Помимо того, что они надежнее удерживают углерод, они также могут служить убежищем для других видов при повышении температуры.

«Если вы сохраните старовозрастные леса, если вы сохраните бездорожные территории, — говорит ДеллаСала, — у вас будет наилучший шанс для стратегии адаптации, поскольку остальная часть региона будет испытывать все больше ударов от воздействия климата».

Сейчас природоохранные группы активизируют кампании, чтобы добиться окончательного принятия закона о защите бездорожных территорий.

«Это первый шаг к спасению последнего большого тропического леса Америки, который жизненно важен и ценен для племен коренного населения Аляски, рыбы и диких животных», — заявил в июне 2021 года Нил Лоуренс, директор по Аляске неправительственной организации по защите окружающей среды National Resources Defense Council. «Мы рассчитываем на то, что команда Байдена доведёт дело до конца и восстановит полную защиту диких земель Тонгасс. Это продемонстрирует истинное лидерство в вопросах климата и нашего наследия общественных земель».

Но ДеллаСала сказал, что защита не должна ограничиваться только старовозрастными лесами Тонгасс.

«У нас есть места, например, на северо-востоке США, где возраст леса составляет 100 лет, и он приближается к старовозрастному», — сказал ДеллаСала. По его словам, эти зрелые леса следует сохранить. Исследование Тонгасса показывает ценность многолетних лесов как хранилищ углерода, способствующего потеплению климата, и они поддерживают уникальные и сложные экосистемы.

Кроме того, по расчетам ДеллаСала, Лесная служба США может достичь своих целей по производству древесины, если сместит акцент лесозаготовок на «молодые» древостои, возраст которых обычно составляет от 55 до 65 лет и которые произрастают на ранее вырубленных территориях.

новости об экологии

«Мы обнаружили, что там более чем достаточно молодого подроста», — сказал он. «Нет никаких причин для вырубки старого леса».

ДеллаСала сказал, что лесозаводам, скорее всего, придется инвестировать в новое оборудование, способное обрабатывать бревна меньшего диаметра из молодого леса. Но защита как старовозрастных, так и зрелых лесов в США послужит «примером того, как мы можем перейти к более экологически устойчивому воздействию на ландшафт, пока еще есть время», — добавил он. «Во всем мире так мало примеров, когда у нас еще есть такая возможность».

По мнению ДеллаСалы, нигде эта возможность не является столь очевидной, как в Тонгассе — лесу, который служил ему ориентиром на протяжении всей его карьеры.

Вам также может понравиться...